Александр Сергеевич и протест

... и цари и попы еще

NB: Это вторая, исправленная и дополненная версия статьи, приуроченная к 300-летию со дня рождения одного из самых выдающихся деятелей Просвещения – Дени Дидро.

В последнее время получило большую известность следующее четверостишие Александра Сергеевича Пушкина, за которое он вполне мог бы быть осужден по 282-й:

Мы добрых граждан позабавим
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим.

И я, честно говоря, не сразу смог поверить, что это написал именно наша всероссийская гордость. Решил проверить. И вот, что я выяснил.

Et ses mains ourdiraient les entrailles du prêtre,
Au défaut d’un cordon pour étrangler les rois.

И в его руках будут внутренности священников,
Которыми он, за неимением веревки, будет душить королей.

Это написал Дени Дидро. Однако, он это тоже не сам выдумал, а прочитал в трудах средневекового священника Жана Мелье, который, несмотря на то, что всю свою жизнь был святым отцом, слыл при этом вольнодумцем, анархистом и антиклерикалистом, не говоря уже о том, что часть его взглядов была недалека от несуществовавшего тогда коммунизма. Ему слово:

Il souhaitait que tous les grands de la Terre et que tous les nobles fussent pendus et étranglés avec les boyaux des prêtres.

он высказал пожелание, чтобы все сильные мира и знатные господа были перевешаны и удавлены петлями из кишок священников.Жан Мелье, «Завещание», глава 2-я.

Мелье признавал, что слова эти могут звучать жестко и жестоко, но замечал при этом, что духовенство и знать заслужили эту участь — но не во имя мести или ненависти, а во имя любви к справедливости и правде.

P.S. Широко известен афоризм «Человек не будет свободен до тех пор, пока последний король не будет повешен на кишках последнего священника», приписываемый перу Дидро, однако не ему он принадлежит. Во время оккупации Сорбонны в 1968 году группа ситуационистов разослала некоторым мировым лидерам телеграммы, в которые входила также и фраза «Humanity won’t be happy until the last capitalist is hung with the guts of the last bureaucrats» (либо другой вариант — в зависимости от царящей в стране–получателе идеологии –…until the last bureaucrat is hung with the guts of the last capitalist.«) Эта фраза была основана, видимо, на часто приписываемом Жану Мелье высказывании

Je voudrais, et ce sera le dernier et le plus ardent de mes souhaits, je voudrais que le dernier des rois fût etranglé avec les boyaux du dernier prêtre

Я хотел бы — и это было бы самым последним и самым страстным моим желанием — я хотел бы, чтобы последний из царей был задушен кишками последнего попа

Известно, однако, что это высказывание не встречалось в таком виде в его «Завещании», но регулярно всплывало во время Великой французской революции во всяческих памфлетах и статьях. Ну, а в каком виде это высказывание встречалось, я уже написал выше.